Наверх

24.06.2013

Виталий Третьяков: социологи задавали не те вопросы

На днях были опубликованы результаты социологического опроса Левада-Центра: «Кто России враг, а кто друг»? Неудивительно, что другом номер один стала Беларусь. Многие, может быть, и не помнят, что мы живем в Союзном государстве, но образ «Беларусь – союзница России» прочно укоренен в общественном сознании.

На днях были опубликованы  результаты ежегодного социологического опроса Левада-Центра. Россиян спрашивали – кто России враг, а кто друг?

Прежде всего, должен сказать, что считаю предельно некорректным для социологов, кто бы такие опросы ни проводил, использовать формулировку «враг».  Скажем, «друг» - это понятие позитивное и никого обидеть не может априори. Хотя и здесь можно поразмышлять: друг – а какой?  Настоящий, искренний, преданный или какой?

А вот термин «враг» - тут иное дело. Если его применить к какой-либо стране, то мы невольно смешаем в одну кучу множество понятий: государство, правящий класс, руководство, народ. Социологи должны были задавать другие вопросы: «Какие страны, по Вашему мнению, хорошо относятся к России? Кто готов дружить с нами? Какие из стран не доверяют нам?» и так далее. Причем, задавать не один вопрос, а целую серию уточняющих и дополняющих. И вот тогда на основании полученных результатов и можно вывести какие-то более или менее объективные результаты.

В опросе же Левада-Центра получилось так, как получилось. Вот, скажем, во враги по результатам этого опроса попала Грузия (вторая в списке). У нас долгое время на уровне риторики утверждалось, что руководители той прежней Грузии – это враги России, а вот грузинский народ – это наш друг. И когда опрашиваемым задают вопрос: какие страны являются врагами России, то, вероятно, у многих в памяти всплывает этот стереотип: «Да, народ Грузии дружественен нам, а вот руководство-то враги. Значит, и Грузия враждебное государство». То есть, по моему мнению, опросы с такими формулировками ничего кроме стереотипов сознания и мышления граждан не выявляют. Они - некорректны и неправильны. Тем не менее, такие непонятно какую цель преследующие опросы проводятся.

И коль скоро он состоялся, давайте посмотрим на его результаты. Совершенно неудивительно, что другом номер один стала Беларусь. Многие, может быть, и не помнят, что мы живем в Союзном государстве, но этот образ «Беларусь – союзница России» прочно укоренен в общественном сознании. Всем россиянам на уровне ощущений понятно, что Беларусь – это верный союзник, настоящий друг. И тут совершенно не причем дипломатия или межгосударственные отношения. Беларусь в нашем сознании – это такой друг, который займет сторону России в военном конфликте, станет с нами плечом к плечу. А вот другие страны, и в этом россияне тоже убеждены на подсознательном уровне, даже если они будут заверять нас в дружбе и любви, случись что – сразу отодвинутся в сторону и станут невразумительно оправдывать свое бездействие.

Поэтому совершенно очевидно, что Беларусь для нас друг номер один – была, есть и будет в ближайшее время.

Второе место Казахстана в списке друзей тоже неудивительно. О ком больше всего в позитивном ключе рассказывали в последнее время в СМИ России? О тех, кто в вошел в Таможенный союз или собирается туда войти. То есть о Казахстане. Поэтому его второе место вполне закономерное.

Третье место занял Китай. Долгое время к нему у россиян было скептическое и неопределенное отношение: вроде как друг, но, с другой стороны, что-то у нас захватить хочет. А вот сейчас появление Китая в списке друзей в общем-то не случайно.

В последнее время все больше и больше обостряется политическое противостояние России и США. И во многих случаях, как, например, с Сирией, Китай и Россия занимают одинаковую или близкую позицию, в то время, как США и все их западные союзники -другую, противоположную. И вот эта положительная, с точки зрения россиян, характеристика Китая, как страны вместе с нами противостоящей на международной арене США, которые стремятся все свергнуть, что их не устраивает, и вывела нашего дальневосточного соседа в число трех главных друзей России.

Однако, если бы отношения России с США вдруг наладились, и не было таких очевидных противоречий по Сирии, то, я думаю, Китай переместился бы по результатам опроса в более проблемную зону. Но сейчас мы против США – мы, вдвоем, Китай и Россия – следовательно, мы друзья, мы союзники.

Среди врагов первое место занимает Латвия. Это как раз пример стереотипного мышления. Думаю, что еще недавно на первое место среди недругов России явно претендовала Грузия. Но поскольку там появилось новое руководство, Саакашвили уже на третьих ролях и вообще, судя по всему, скоро уйдет, в наших магазинах вновь стали продавать грузинские вина и «Боржоми» - для многих россиян это явное свидетельство улучшения взаимоотношений. И опасность Грузии, как нашего врага, повторю – это очень некорректное и условное определение – явно снизилась. Поэтому Грузия переместилась на третье место.

Латвия в данном случае стала врагом номер один просто как представитель прибалтийских стран, где ущемляют в правах русских, стран, которые являются плацдармом  НАТО, которые о России и русских вечно говорят что-то нехорошее. В чем разница между Латвией, Литвой и Эстонией в их отношении к русскоязычному населению  – обычной аудитории не известно. Но в подсознании образ Латвии превалирует над другими. Просто хотя бы потому, что в Латвии живет больше чем в других прибалтийских странах русских, и о ней больше пишут. Поэтому Латвия и выступает в роли так сказать образцово-показательной прибалтийской страны со всем арсеналом негативных черт, что и делает ее, по мнению опрашиваемых, лидером среди недругов России.

А между тем, настоящие противоречия сейчас у России не с прибалтийскими странами, а с западноевропейскими. Например, с Францией у России нет согласия по целому ряду позиций – однополые браки, усыновление и другие. С Германией тоже не можем договориться по проблемам этих же браков, гей-пропаганды, энергетики. И улучшения отношений тоже нет. Есть какие-то позитивные подвижки в отношениях с Великобританией, но они не настолько существенны, чтобы говорить об изменении вектора.

И при всем при этом общественное сознание не воспринимает западноевропейские страны в качестве врагов или недругов России. Не могут широкие массы населения представить замечательную страну Францию врагом России. И Германию, с которой огромный объем торговли, постоянные контакты на всех уровнях, - тоже не могут. Да, Германия, была врагом до 1945 года.  Но сейчас никак таковым быть не может. Вот и попали эти страны скопом в наши друзья.

Интересно получилось с Украиной – она заняла шестое место в списке врагов России и одновременно – восьмое в числе ее друзей. С таким дуалистическим восприятием россиянами Украины тоже понятно. С одной стороны, украинцы нам друзья и братья, а с другой, - есть «западэнцы», которые выступают против всего русского, советского и восхваляют Гитлера и нацистов. Там сейчас нет однозначно воспринимавшегося негативно Ющенко. Это добавляет Украине привлекательности в российском общественном мнении. Но, с другой стороны, Украина во главе с Януковичем никак не может определиться - с кем ей быть: с Европой или с Россией, вступать ей в Таможенный союз или в ЕС? Украина виляет между Брюсселем и Москвой, пытается усидеть на двух стульях – и это, определенно, не нравиться тем, среди кого проводился опрос.

Вот и получилось, что Украина стала одновременно и врагом, и другом.

Вообще, если резюмировать результаты опроса Левада-Центра, то может сложиться впечатление, что сами социологи хотели, чтобы «стрелка» указала на каких-то конкретных врагов. Ведь если бы вопрос не формулировался так грубо и прямолинейно, опрашиваемым и в голову бы не пришло делить страны на «наших» и «не наших». Но раз вопрос был задан, то врага надо было отыскать. И таковых, естественно, нашли. 

Виталий Третьяков,
декан Высшей школы (факультета) телевидения МГУ имени М.В.Ломоносова, автор и ведущий программы «Что делать?» на канале «Культура», политолог

Фото: old.tvkultura.ru