Наверх

17.11.2016

Сергей Палагин: Правящие круги ЕС отказываются признавать евразийскую интеграцию

Директор минского Центра изучения внешней политики и безопасности поделился своим мнением о перспективах широкомасштабного взаимодействия между ЕАЭС и Европейским союзом.

- Как сложные отношения России и Запада сказываются на сотрудничестве ЕАЭС и ЕС?

- Россия, безусловно, великая страна, ее потенциал безграничен. Это необходимо понять западным партнерам и отказаться от порочной санкционной политики в отношении официальной Москвы. Сделать это нужно по простой причине: в подобных действиях нет никакого смысла, а цели, которые Запад ставит перед собой, вводя санкции, не будут таким образом достигнуты.

Но ожидать изменений, увы, не приходится до тех пор, пока западная элита будет следить за «выражением своего лица», стремясь не потерять его. В сложившихся условиях необходимо максимально упрощать жизнь внутри ЕАЭС, становясь, таким образом, сильнее и богаче. Необходимо коллективными усилиями навести порядок в каждой из стран-членов ЕАЭС и на общем экономическом пространстве. Для Беларуси и России, например, это ликвидация списка «изъятий» и «ограничений», промышленная кооперация, создание взаимных равных возможностей для производителей по продвижению своих товаров на внутреннем рынке. В этой связи стоит подумать о введении брендов «Сделано в ЕАЭС» или «Товар Союзного государства». Это одновременно будет и знаком качества, и гарантией приоритетного доступа на единый рынок.

- А если бы все-таки были сделаны определенные интеграционные шаги, какие ключевые проекты и в каких сферах могли бы быть совместно реализованы ЕАЭС и ЕС?

- Начинать нужно с взаимного юридического признания и разработки законов для взаимодействия. На сегодняшний день еще рано говорить о сотрудничестве ЕАЭС и ЕС, правящие круги Европейского Союза сейчас отказываются адекватно признавать евразийскую интеграцию. Пока речь идет, скорее, о противостоянии и интеграционной конкуренции, нежели о совместных действиях. Думается, что в основе такой ситуации все те же геополитические причины. Мы как угодно долго можем говорить о ЕАЭС, но ведущее значение в этой организации принадлежит все же России, поэтому для конструктивной работы с Европейским Союзом необходимо преодолеть недоверие между Брюсселем и Вашингтоном с одной стороны, и Кремлем - с другой.

Что касается проектов взаимодействия, то такие инициативы уже давно реализуются на двухсторонней основе: государства ЕАЭС выстраивают свои отношения с Брюсселем по отдельности. К сожалению, и в этом случае последние тенденции негативные: недавние достижения, такие как зона малого приграничного движения между Польшей и Калининградской областью России, просто обнуляются по надуманным политическим основаниям.

- То есть перспектив у общего экономического пространства «от Лиссабона до Владивостока», о котором много говорят в последнее время, пока нет?

- К сожалению, серьезно говорить об этом сейчас можно только на уровне теоретических исследований. Безусловно, перспектива подобной интеграции существует, но пока она ограничена. Этому способствуют экономические и идеологические различия. В условиях кризиса западным компаниям сложнее взаимодействовать с Россией. Снижается товарооборот, а потому сейчас на повестке дня скорее возвращение к цифрам, которые существовали до кризиса. В условиях взаимных санкций это очень сложный процесс.

Кроме декларативных заявлений экспертной среды, которая, как известно, не принимает важных политических решений, никаких шагов к созданию пространства, о котором мы говорим, не предпринимается. Что есть? Есть новые военные базы НАТО в Прибалтике и Польше, продолжающийся кризис в Украине, усиление влияния «Исламского государства» в странах Центральной и Юго-Восточной Азии. Это проблемы глобального масштаба, решение которых возможно только в сотрудничестве России с ЕС и США, но компромисса по данным вопросам пока не просматривается.

Вениамин Лыков