Наверх

24.06.2013

Михаил Лунин – герой или бес?

Ни один деятель русской истории не вошел одновременно на страницы произведений всех трех столпов великой русской литературы — Пушкина, Достоевского, Толстого. Причем в их самых главных романах — «Евгений Онегин», «Война и мир» и «Бесы» - на которых, собственно, и основано русское самосознание. Ни один, кроме Михаила Сергеевича Лунина.

Ни один деятель русской истории не вошел одновременно на страницы произведений всех трех столпов великой русской литературы — Пушкина, Достоевского, Толстого. Причем в их самых главных романах — «Евгений Онегин», «Война и мир» и «Бесы» — на которых, собственно, и основано русское самосознание. Ни один, кроме Михаила Сергеевича Лунина.

В десятой главе «Евгения Онегина» Александр Сергеевич пишет:

Витийством резким знамениты,
Сбирались члены сей семьи
У беспокойного Никиты,
У осторожного Ильи.
Друг Марса, Вакха и Венеры,
Им резко Лунин предлагал
Свои решительные меры
И вдохновенно бормотал.
Читал свои Ноэли Пушкин,
Меланхолический Якушкин,
Казалось, молча обнажал
Цареубийственный кинжал.

Мало того, до самой смерти, поэт хранил прядь волос Лунина, остриженных при отправке на каторгу. В «Войне и мире» Лев Николаевич выводит Лунина под именем Долохова. Разудалый гусар, бретер, хвастун и человек чести, кто же был на самом деле Михаил Сергеевич Лунин? И как этот незаурядный человек был связан с Белоруссией?

Родился в Петербурге в 1787 году в богатой дворянской семье, раннее детство провел в Тамбовской губернии. Православного вероисповедания, впоследствии перешел в католичество. Отец — действительный статский советник Сергей Михайлович Лунин, мать — Феодосия Никитична Муравьева. Воспитывался дома, учителя — англичанин Форстер, французы Бюте, Картье, аббат Вовилье (воспитывавший его в духе католичества), швейцарец Малерб, швед Кирулф.

В 1805 году корнет поступает в Лейб-гвардии Кавалергардский полк. Буквально сразу после получения офицерских званий Михаил Лунин и его брат Никита принимают участие в знаменитом Аустерлицком сражении, где русско-австрийские войска потерпели сокрушительное поражение от армии Наполеона. Но именно кавалергарды, эти дуэлятны, герои-любовники в мирное время, в годы войны показали себя с самой лучшей стороны. Благодаря им русская армия уцелела при Аустерлице, но кавалергарды понесли огромные потери. Никита Лунин погибает смертью храбрых, а Михаил Лунин получает свой первый боевой орден – Анны 4-ой степени.

Дальше молодого офицера полностью захватила светская жизнь Петербурга. Красавец, герой войны, постоянный дуэлянт, картежник. Кумир «золотой молодежи», любимец женщин. Его чудачества и фортеля на устах всей столицы. Лунин с товарищами за ночь поменял вывески на всех магазинах Невского проспекта! Лунин абсолютно голый проскакал по Петербургу! Лунин вызвал на дуэль самого брата царя! Лунин пел серенады под окнами императрицы, объясняясь ей в любви! Другого, за такие художества давно бы упекли в крепость, но Лунину все сходило с рук.


Лунин Михаил Сергеевич. Автолитография П.Ф. Соколова. 1822 год. С.-Петербург

Вскоре пришла «гроза двенадцатого года». Лунин участник Отечественной войны 1812. Лунин написал письмо М.И. Кутузову, в котором предлагает себя в качестве парламентера к Наполеону. Чтобы ни много, ни мало заколоть его при встрече. Он уже выбрал подходящий потаенный кинжал и начал тренироваться. Как пишут современники, никто и не сомневался, что Лунин исполнит этот приказ, если он будет. Этот же человек предлагал позже также казнить императора Александра I. И недоумевал, почему его соратники декабристы колеблются. И опять, никто не сомневался, что он это может сделать.

Он участвует в боях под Смоленском, в Бородинской битве, где получает золотое оружие «За храбрость», сражается у Тарутино, под Малоярославцем, под Красным. Везде проявляя чудеса храбрости и отваги. Он, элитный кавалергард, если надо мог взять солдатское ружье и пойти в штыковую атаку. Он принимает участие в заграничных походах русской армии. Отважно сражается в битвах при Люцене, Бауцене, Дрездене, Кульме, Лейпциге, Фер-Шампенуазе, с русскими войсками входит в Париж.

Вернувшись в Петербург с тремя новыми орденами и славой, Михаил Сергеевич опять заскучал. Его буйная натура требовала каких-то действий. Он продолжал стреляться на дуэлях. Как пишут современники, «почти на каждой дуэли он получал какие-то ранения, отчего его тело было похоже на решето». Удивительно, но в многочисленных кровавых битвах Лунин не получил ни царапины!

Все его дуэли сразу становились легендами. Вот одна из них. Однажды разговор среди офицеров зашел о политике, некто Орлов под конец своего рассуждения добавил, что мол, любой честный человек по-другому и думать не может. Михаил Сергеевич сразу вмешался и сказал, что наверняка существуют честные люди, которые могут иметь на сей счет иное мнение. Орлов озадачился и спросил, не провоцирует ли его Лунин. Лунин ответил, что не ищет повода для провокации, но если Орлов считает это вызовом на дуэль, то он готов. Было очевидно, что повод совершенно пустяковый, но дуэль уже была неизбежна. Орлов в отличие от Лунина, был плохим стрелком. Орлов стреляет первым, но дает промах. Лунин стреляет в воздух. Орлов горячится, что Лунин над ним издевается. Лунин постоянно корректирует руку неопытного офицера, дает советы, как лучше в него попасть. Орлов, следуя советам, стреляет второй раз. Уже точнее. Пуля пробивает эполет Лунина, на несколько сантиметров ниже и он бы попал в сердце. Спокойный Лунин опять стреляет в воздух. Дальше опешившие секунданты вмешиваются и разводят дуэлянтов.

Его современник, известный врач Н.А. Белоголовый в своих «Из воспоминаний сибиряка о декабристах» рассказывает такую историю о проделках героя войны:

«Лунин был гвардейским офицером и стоял летом со своим полком около Петергофа; лето было жаркое, и офицеры и солдаты в свободное время с великим наслаждением освежались купаньем в заливе; начальствовавший генерал-немец неожиданно приказом запретил, под строгим наказанием, купаться впредь на том основании, что купанья эти происходят вблизи проезжей дороги и тем оскорбляют приличие; тогда Лунин, зная, когда генерал будет проезжать по дороге, за несколько минут перед этим залез в воду в полной формe, в кивере, мундире и ботфортах, так что генерал еще издали мог увидать странное зрелище барахтающегося в воде офицера, а когда поравнялся, Лунин быстро вскочил на ноги, тут же в воде вытянулся и почтительно отдал ему честь. Озадаченный генерал подозвал офицера к себе, узнал в нем Лунина, любимца великих князей и одного из блестящих гвардейцев, и с удивлением спросил: «Что вы это тут делаете?» — «Купаюсь,— ответил Лунин, — а чтобы не нарушить предписание вашего превосходительства, стараюсь делать это в самой приличной форме».

Вот в такой скуке протекает жизнь Михаила Сергеевича. В итоге он пишет императору письмо с просьбой отправить его на иностранную службу, «поскольку у России в ближайшем будущем войны не предвидится». Тут еще ссора с отцом и Лунин выходит в отставку и уезжает в Париж. Где преподает французам французский язык. Он в совершенстве знал французский, испанский, английский. Он знакомится и близко сходится с Анри Сен-Симоном, знаменитым французским философом. Пытается создать свою философскую систему, многое он запишет много позже, на сибирской каторге. Вообще Лунин был один из самых образованных людей своего временя, его библиотека, как впрочем, и псарня, считалась одной из лучших в России. Пушкин пишет о нем: «Михаил Лунин — человек поистине замечательный». Там же он начинает писать трагедию «Лжедмитрий», причем на французском языке.

Умирает отец, Лунин получает огромное наследство в 200.000 рублей годового дохода и возвращается в Россию, где вступает в тайное общество будущих декабристов «Союз спасения», затем вступает в «Союз благоденствия», член Коренного совета, становится участником «Московского заговора» 1817 г., Северного общества и других антиправительственных заговорщицких организаций. Он и там - лидер и вдохновитель. Именно ему принадлежит идея физического устранения царя и его семьи, создания так называемого «обреченного отряда», который должен был напасть на императорский конвой и убить императора Александра I. Лунин готов возглавить этот отряд.

Однако половинчатость, слабохарактерность заговорщиков разочаровывает Лунина, он охладевает к революционному движению и покидает его. В 1822 году Михаил Сергеевич в 35 лет возвращается на военную службу и переезжает в белорусское местечко Ружены рядом с городом Слуцк в Польский уланский полк под начало великого князя Константина Павловича, которого 15 лет назад вызвал на дуэль. Благодаря усердию в службе и исполнительности Лунин заставил забыть Константина о своем легкомыслии. А вскоре он становится адъютантом великого князя.

Опять привычно входит в роскошную светскую жизнь. Через два года, он переходит командиром эскадрона в знаменитый Гродненский лейб-гвардии гусарский полк. Который тогда располагался в Варшаве. И опять под командованием своего покровителя Великого князя Константина Павловича. Вновь, как и в кавалергардские времена, возникали анекдоты о проделках Лунина. Говорили, что он выходит на прогулку в парк в сопровождении огромного русского медведя. Поляки были в шоке. У него великолепные лошади, крепостная прислуга, он опять всеобщий любимец, мот и прожигатель жизни и одновременно, ревностный служака.

В восстании14 декабря 1825 года Лунин участия не принимал и не знал о нём. Так как от заговорщицкой деятельности он несколько лет назад отошел. 21 декабря 1825 года в Варшаве Лунин вместе со всем полком приносит присягу новому императору Николаю I. Для расследования «дела о декабристах» учрежден Тайный комитет, и уже 22 декабря 1825 года на допросах было упомянуто имя Лунина.

Надо сказать, что арестованные участники декабрьского восстания, вели себя по разному. Многие, чтобы спасти жизнь «валили» всех, причастных и непричастных. В большом перечне лиц, упомянутых арестованными, фамилия Лунина сразу же привлекла внимание царя. Слишком громкая была фамилия, его прекрасно помнили и по хулиганским выходкам и по боевым заслугам.

Между тем, Великий князь Константин до последнего не желал арестовывать своего адъютанта. И даже намеками давал понять о необходимости побега, но Лунин счел это бесчестным поступком. Дело дошло до того, что подполковнику Лунину было разрешено поохотиться на медведей в лесах близ границы. Но, вволю поохотившись, благородный Михаил Сергеевич в срок прибыл в Варшаву, где его ждал приказ об отправке под конвоем в Петербург. Из декабристов Лунин был арестован последним 10 апреля 1826 года. И был одним из немногих декабристов, который не назвал на следствии ни одного сообщника. Вину Лунина суд определил так: участвовал в «умысле цареубийства».

Ну а дальше сухая статистика:

«Осужден по II разряду и по конфирмации 10.7.1826 приговорен в каторжную работу на 20 лет, срок сокращен до 15 лет - 22.8.1826. Отправлен в Свеаборг - 21.10.1826 прибыл туда - 25.10.1826, переведен в Выборгскую крепость - 4.10.1827, отправлен в Сибирь - 24.4.1828, прибыл в Иркутск - 18.6.1828, доставлен в Читинский острог - конец июня 1828, прибыл в Петровский завод в сентябре 1830, срок каторги сокращен до 10 лет - 8.11.1832. По указу 14.12.1835 обращен на поселение в с. Урик Иркутского округа, поселился в выстроенном себе доме - ноябрь 1836. За «Письма из Сибири», пересылавшиеся Луниным сестре, запрещена переписка на год - 5.8.1838, разрешено возобновить переписку - 28.10.1839. В результате доноса иркутского чиновника Успенского, доставившего генерал-губернатору Восточной Сибири В.Я. Руперту сочинение Лунина «Взгляд на русское тайное общество с 1816 по 1826 год», высочайше повелено 24.2.1841 сделать обыск в доме Лунина, бумаги представить в III отделение, Лунина отправить в Нерчинск, подвергнув строгому заключению. Арестован в ночь на 27.3.1841, дал письменные показания в Иркутске - 27.3.1841, отправлен в Акатуевский тюремный замок при Нерчинских горных заводах — 9.4.1841, прибыл в Акатуй - 12.4. На докладе Бенкендорфа царю 23.2.1842 об итогах расследования дела о распространении сочинений Лунина резолюция: «оставить в строгом заключении». Умер в Акатуе в ночь на 3.12.1845».


Могила М.С.Лунина в Акатуе

Федор Михайлович Достоевский в романе «Бесы», характеризуя Николая Всеволодовича Ставрогина, пишет:

«Я, пожалуй, сравнил бы его с иными прошедшими господами, о которых уцелели в нашем обществе некоторые легендарные воспоминания. Рассказывали, например, про декабриста Л[уни]на, что он всю жизнь нарочно искал опасности, упивался ощущением ее, обратил ее в потребность своей природы; в молодости выходил на дуэль ни за что; в Сибири – с одним ножом ходил на медведя, любил встречаться в сибирских лесах с беглыми каторжниками, которые, замечу мимоходом, страшнее медведя.

Сомнения нет, что эти легендарные господа способны были ощущать, и даже, может быть, в сильной степени, чувство страха, иначе были бы гораздо спокойнее и ощущение опасности не обратили бы в потребность своей природы. Но побеждать в себе трусость – вот что, разумеется, их прельщало. Беспрерывное упоение победой и сознание, что нет над тобой победителя, – вот что их увлекало.

Этот Л[уни]н еще прежде ссылки… боролся с голодом и тяжким трудом добывал себе хлеб, единственно из-за того, что ни за что не хотел подчиниться требованиям своего богатого отца, которые находил несправедливыми. Стало быть, многосторонне понимал борьбу; не с медведями только и не на одних дуэлях ценил в себе стойкость и силу характера. Но все-таки с тех пор прошло много лет, и нервозная, измученная и раздвоившаяся природа людей нашего времени даже и вовсе не допускает теперь потребности тех непосредственных и цельных ощущений, которых так искали тогда иные, беспокойные в своей деятельности господа доброго старого времени.

Николай Всеволодович, может быть, отнесся бы к Л[уни]ну свысока, даже назвал бы его вечно храбрящимся трусом, петушком, – правда, не стал бы высказываться вслух. Он бы и на дуэли застрелил противника и на медведя сходил бы, если бы только надо было, и от разбойника отбился бы в лесу – так же успешно и так же бесстрашно, как и Л[уни]н, но зато уже безо всякого ощущения наслаждения, а единственно по неприятной необходимости, вяло, лениво, даже со скукой. В злобе, разумеется, выходил прогресс против Л[уни]на, даже против Лермонтова».

Кто был этот человек, так и осталось загадкой. Почему отважный храбрый воин, так старается убить своего царя, ради какого блага, останется тайной. Но что этот человек был экстраординарный, совершенно очевидно.
 

Владимир Казаков