Правовой портал Программы Проекты Информация о закупках Видеохроника Аудиоматериалы Фотогалереи Библиотека союзного государства Конкурсы Викторины и тесты Интернет-приемная Вопрос-ответ Противодействие коррупции Архив Контакты
Наверх

Белорусско-российское сотрудничество

Призрачные перемены в США

Похоже, Уолл-стрит сможет перевести дух – перемены, обещанные Бараком Обамой простым американцам, её не коснутся. Люди с Мэйн-стрит, обеспокоены: неужели их кандидат просто переменится сам.

Похоже, Уолл-стрит сможет перевести дух – перемены, обещанные Бараком Обамой простым американцам, её не коснутся. Люди с Мэйн-стрит, обеспокоены: неужели их кандидат просто переменится сам.

В конце ноября на пресс-конференции в Чикаго, избранный президент США Барак Обама официально объявил состав своей экономической команды, ставшей полноценным продолжением административной «dream team». Именно так в « The New York Times » окрестили управленцев, собранных новым президентом. Пол Волкер, бывший в своё время председателем ФРС США, займет пост главы Консультативного совета по выводу экономики из кризиса. Нынешний председатель Федерального резервного банка Нью-Йорка, Тимоти Гайтнер станет министром финансов. Ларри Саммерс, являвшийся министром финансов в администрации Б. Клинтона, возглавит Национальный экономический совет. Данный институт был создан в 1993 году для координации экономической политики, реализуемой министерством финансов, министерствами труда, жилищного строительства и городского развития, здравоохранения и социального развития, а также агентством по страхованию вкладов. В создавшейся ситуации, Национальному экономическому совету отведена роль главного центра по выработке экономической политики.

В интервью «The Wall Street Jornal», один из советников Б. Обамы заявил, что: «Саммерс – мыслитель, генератор идей. Гайтнер – исполнитель». В отличие от других членов команды, он не имеет учёной степени по экономике. В тот период, когда министерство финансов возглавлял Л. Саммерс, Т. Гайтнер являлся заместителем министра по международным вопросам. В « The New York Times » приводят слова самого Т. Гайтнера: «Я считаю, что пять минут разговора с Ларри зачастую является более ценными, чем час разговора с кем-то еще ». В 2003 году Т. Гайтнера возглавил Федеральный резервный банк Нью-Йорка и поначалу просил подчиненных давать ему ежедневные лекции по макроэкономике. В результате, осенью 2008 года к успехам Т. Гайтнера относят участие в разрешении ситуации вокруг American International Group, Citigroup и Bear Stearns. Прежде всего, в нём видят талантливого менеджера и коммуникатора со способностью к убеждению, нежели человека создающего долгосрочные стратегии развития. Разработка экономических программ остаётся в компетенции Л. Саммерса. Скорее всего, он войдёт в совет директоров Федерального резерва с перспективой стать в 2010 году преемником Бена Бернанке.

Находясь в должности заместителя министра финансов в администрации Б. Клинтона, Л. Саммерс был ответственным за внешнюю экономическую политику США. Под его контроль были переданы взаимоотношения с постсоветским пространством. Л. Саммерсу удалось наладить близкие контакты с влиятельным кругом молодых российских реформаторов. Эксперты допускают возможность, что именно он, в значительной степени, определял вектор экономического развития России в середине 90-ых годов XX века. Координация программы помощи по приватизации государственного имущества приводилась в действие в строгом соответствии с канонами либерализма. В тот период даже М. Фридман давал «три совета» по реконструкции командно-административной экономики: «Приватизация, приватизация, приватизация». Годы спустя, гуру экономической мысли был вынужден признать, что в первую очередь требовалось построение эффективного правового поля.

Пост министра финансов Л. Саммерс занимал с июля 1999 года по январь 2001 года. Он смог существенно сократить американский внешний долг, улучшить деятельность фондов социального и медицинского страхования и эффективно руководил финансовой политикой после азиатского кризиса.

При непосредственной поддержке Л. Саммерса и председателя банковского комитета сената Ф. Грамма, через Конгресс США в 1999 году был проведён закон, отменивший акт Гласса-Стигала о финансовой дисциплине от 1933 года, препятствующий совмещению инвестиционной и банковской деятельности. Коммерческие банки, брокерские фирмы, пенсионные фонды и страховые компании получили право свободно вкладывать средства в другой бизнес, а также полностью интегрировать свои финансовые операции. Многие эксперты видят в этом законе причину возникшего финансового пузыря. Л. Саммерс отвечает на это заявлением, что документ создал юридическое поле для уже существовавшей практики.

После прихода к власти республиканской администрации, Л. Саммерс перешёл на место президента Гарвардского университета и оставался там до лета 2006 года. Здесь бывший министр финансов зарекомендовал себя как неуживчивый администратор и был вынужден покинуть учебное заведение в связи с чередой непрекращающихся скандалов. В 2001 году Л. Саммерс, спасая своих бывших советников – профессоров А. Шлейфера и Дж. Хея, пожертвовал репутацией Гарварда и значительной частью инвестиций, выделенных в рамках государственного заказа университету.

Предметом разбирательства в министерстве юстиции стало использование служебной информации, полученной в России, для спекуляций на бирже. В результате судебной сделки А. Шлейфер и Дж. Хей выплатили 2 млн. долларов штрафа, а университет лишился 26,5 млн. долларов. Л. Саммерсу ставили в вину произвольные смещения деканов факультетов, конфликты с преподавательским составом и частые эксцентричные выходки. В 2005 году на закрытой конференции экономистов, посвящённой гендерному равноправию, Л. Саммерс позволил себе предположить , что женщины не могут достичь значительных успехов в естественных науках и математике из-за существенного генетического отличия от мужчин, а не из-за социальной дискриминации. Попытка свести высказывание к шутке: «причиной, по которой женщины не занимают высоких постов, является то, что они не желают много работать, поскольку постоянно думают о детях» – не имела успеха. Женщины покинули зал заседаний, а слова президента Гарварда были растиражированы «The Independent». Припомнили даже содержание сомнительной записки в его бытность чиновником МВФ, где Л. Саммерс с утилитарным цинизмом указывает на целесообразность захоронения ядовитых отходов в отсталых регионах мира. По его мнению, это должно привести к минимизации выплат на возмещение ущерба окружающей среде и компенсаций в сферу здравоохранения: « Я думаю, что экономическая логика, стоящая за сбросом токсичных отходов в страну с наименьшей заработной платой безупречна, и мы должны воспользоваться этим».

В настоящее время Л. Саммерс продолжает оставаться консультантом в Goldman Sachs и управляющим директором хеджевого фонда DE Shaw Group. Контакты в министерстве финансов и ФРС всегда позволяли ему числиться среди самых ценных сотрудников.

Относительно места российской экономики в мировых процессах, Л. Саммерс высказал свою позицию журналистам BBC в начале 2008 года, по итогам форума в Давосе: « Цена на нефть отразилась в некотором плане на увеличении доходов населения – более, чем все другие меры, которые принимало правительство в сфере экономики за это время. Россия сознательно использует нефть как рычаг для достижения не только собственных экономических, но и политических целей… Я не думаю, что Россия может позиционировать себя в виде страны, которая может помочь решению каких-либо глобальных экономических проблем».

Л. Саммерс является сторонником агрессивной монетарной политики и накачивания рынка ликвидностью. По его мнению, пока спрос на государственные облигации США превышает предложение – беспокоиться не о чем. Его любимой пословицей является фраза об отсутствии «серебряной пули», то есть невозможности применения универсального метода в экономике и необходимостью заниматься всем сразу, исходя из логики ситуации. Сторонника больших государственных расходов Л. Саммерса, едва ли смогут удержать возражения более осторожного П. Волкера, который на посту председателя ФРС приложил максимум усилий к выжиманию инфляции из экономики США, достигшей в пострейгановский период порядка 20%.

Таким образом, всё говорит о том, что борьба с кризисом будет вестись прежними средствами, но с большим размахом, а сливки снимут «коты с Уолл-стрит» – за термином уже закрепился «официальный статус».

В докладе Всемирного банка 8 декабря 2008 года содержится прогноз цены на нефть на уровне 75 долл. за баррель в 2009 году. Текущая цена на нефть в 42–43 долл. за баррель и сокращение потребления, позволяет предположить появление у экспертов мнения о неизбежной девальвации американской денежной единицы в будущем году. Сейчас председатель ФРС Б. Бернанке получает от банковского сектора пожелания: провести снижение ставки по кредитам с 1% до 0%.

По данным опроса NBC , приведённым 11 декабря в « The Wall Street Jornal » количество американцев положительно оценивающих Б. Обаму увеличилось до 67%. Согласно изданию, политик переживает «медовый месяц» любви американского народа. К прежним сторонникам избранного президента присоединились 29% голосовавших за Д. Маккейна. Две трети опрошенных были в целом удовлетворены теми назначениями, которые провёл Б. Обама. 73% одобряют его действия, связанные с подготовкой к вступлению в должность. Кредит доверия у Б. Обамы выше, нежели был у Б. Клинтона образца 1992 года. Однако, 77% опрошенных предсказали политику столкновение с более серьёзными проблемами, чем были у его предшественников. Около половины участников опроса считают 2008 год одним из худших в истории США и только 20% одобряют действия федерального правительства по выходу из кризиса.

Уолл-стрит отметила назначения Б. Обамы ростом котировок акций, впрочем, традиционным перед Днём благодарения. Декабрь начался с драматичного заявления Национального бюро экономических исследований (NBER) о том, что американская экономика находится в состоянии рецессии уже около года. По данным американского министерства труда, в ноябре 2008 года работодатели сократили 533 тысячи рабочих мест, а уровень безработицы достиг 6,7%, превысив самые пессимистичные прогнозы экспертов. Надо полагать, что это был не последний «скелет в шкафу», достающийся в наследство Б. Обаме и способный утянуть политика на дно общественного мнения.

Влад Григорьев, эксперт