Наверх

24.07.2013

Михаил Хазин: европейский опыт интеграции, конечно, учитывать надо, но идти необходимо исключительно своим путем

В настоящее время интеграция – это мировой тренд и тема, волнующая практически всех. Ведь все мы в Европе и в Евразии сегодня живем в условиях того или интеграционного проекта, будь то Европейский союз или же Союзное государство, Таможенный или Евразийский союз.

Сегодня интеграция – это мировой тренд и тема, волнующая практически всех. Ведь все мы в Европе и в Евразии ныне живем в условиях того или интеграционного проекта, будь то Европейский союз или же Союзное государство, Таможенный союз или будущий Евразийский союз.

Мы попросили известного российского экономиста, президента консалтинговой компании «НЕОКОН» Михаила Хазина, ответить на некоторые вопросы.

- Михаил Леонидович, темпы создания Евразийского союза, как представляются, пока еще не высоки. Идет какое-то согласование техрегламентов, другая оргработа, но идут они крайне медленно. Почему так происходит, с Вашей точки зрения?

-  В первую очередь, потому, что в России существует весьма влиятельная прослойка элиты, которая всячески саботирует движение к интеграции, в том числе и в рамках Евразийского союза.

- А все-таки, с Вашей точки зрения, могло бы быть это движение более быстрым?

- Конечно, могло бы. Многие технические вопросы, которые можно решить оперативно, тем не менее, в реальности согласуются и «утрясаются» непростительно долго. И это происходит, повторю, из-за сильного противодействия интеграционным процессам на постсоветском пространстве, которое оказывается на уровне, в частности,  Центрального банка и правительства.

- Михаил Леонидович, а не кажется ли Вам, что в самих заявленных темпах создания Евразийского союза заключен некий элемент конкуренции с Европейским союзом. Мы словно бросились догонять ушедшую вперед в интеграции Европу?

- Это вопрос сложный. Евросоюз в некотором смысле достиг своих естественных границ. Дальше он расти не может. Собственно говоря, непонятно, как он будет существовать уже в нынешнем своем масштабе. И одновременно Евросоюз прилагает немалые усилия, чтобы Евразийский союз не появился на свет.

Например, он не пускает Украину в Таможенный союз. На самом деле, это – антироссийская акция, поскольку существует мнение, и его разделяет большое число экспертов, что без Украины России, как мощной европейской державы, не будет. 

- Надо ли нам учитывать опыт строительства Евросоюза? Ведь, судя по всему, Европа, явно поторопилась, включив в союз некоторые страны, в частности, Грецию или Португалию, которые сейчас стали «головной болью» ЕС. Может быть, нам надо идти в интеграции исключительно своим путем?

- Конечно, необходимо учитывать как положительный опыт, так и ошибки в строительстве Европейского союза.  Но все равно, двигаться надо, опираясь исключительно на свой опыт, потому что мы очень сильно отличаемся от Евросоюза.

Например, по тому сроку, который нам отпущен на реализацию интеграционных проектов на постсоветском пространстве. Скажем, Европа на первом этапе шла к Евросоюзу на протяжении нескольких десятилетий. У нас же в запасе столько времени нет.

Мы отличаемся и с точки зрения экономической ситуации. Европа шла к единству в условиях очень быстрого экономического роста. Мы движемся вперед к реализации своих проектов тогда, когда мировая экономика находится на спаде.

Поэтому европейский опыт интеграции учитывать, конечно, надо, но идти необходимо исключительно своим путем.

- На последнем экономическом форуме в Санкт-Петербурге прозвучало мнение, в частности, выраженное представителями Всероссийского союза страховщиков, что решение о включении Киргизии в Таможенный союз преждевременное, стоит еще разобраться, насколько эта страна готова к интеграции, словом, повременить с ее приемом…

- Если учесть, что эти люди как раз и являются главными противниками развития Таможенного союза, то странно было бы услышать от них другую точку зрения.  

- Михаил Леонидович, а с Вашей точки зрения, надо ли интегрировать в Таможенный союз страны Средней Азии, создавать им преференции, идти навстречу по многих позициям?

- Конечно, надо. Тут даже не возникает вопроса. Другое дело, что необходимо  выстраивать определенную систему их подключения к интеграционным процессам, потому что эти страны небогатые, у них очень слабая экономика.

- У нас давно идут разговоры о появлении единой валюты. Сначала говорили о возможности ее создания в рамках Союзного государства Беларуси и России. Сейчас уже говорят о такой валюте в масштабах будущего Евразийского союза. С Вашей точки зрения, есть ли такая необходимость переходить на единую валюту? Может ли она вообще быть создана?

- Я думаю, что этот вопрос на сегодняшнем этапе обсуждать рано. Мы должны будем посмотреть, как будет развиваться распад мировой системы разделения труда. И по мере развития этих процессов, по мере того, как будет вести себя доллар, мы будем смотреть – нужна ли нам единая валюта, когда, в рамках каких интеграционных проектов, или же не  нужна.

В любом случае, нам надо сначала добиться того, чтобы в самой России была устойчивая национальная валюта.  Ведь у нас значительная часть денежного оборота происходит за пределами России и не в рублях. Когда справимся с этой задачей, будем думать о единой валюте.

Беседовал Вадим Лапунов

Фото: www.ruslentarss.ru