Наверх

21.06.2013

Ян Черский - «выдающийся сын земли белорусской»

Известному исследователю Сибири Ивану Черскому советская историография упорно отказывала в исконной национальной принадлежности, величая его то русским, то поляком, то литовцем. Между тем, выдающийся ученый был белорусом.  

Известному исследователю Сибири, географу, геоморфологу, геологу и палеонтологу Ивану Дементьевичу Черскому советская историография упорно отказывала ему в его исконной национальной принадлежности, величая его то русским, то поляком, то литовцем.

Между тем, выдающийся ученый был белорусом. Белорусское происхождение Черского подтверждается его родословной, прослеженной до XVIII века.

Известный исследователь В.А.Ермоленко, основываясь на переписке Черского, приводит свидетельство того, что белорусский язык был для учёного родным. В частности, сохранилось письмо Черского из Иркутска на родину сестре Михалине, где он пишет: «Я тут ужо абрусеў и стаў забывацца роднай беларускай мовы».

Будущий учёный родился 3 мая 1845 года, при крещении получил имя Яна Станислава Франтишка. В возрасте 10 лет потерял отца. Воспитанием Яна и его старшей сестры Михалины занялась мать. Перед поступлением в Виленскую гимназию Черский владел четырьмя иностранными языками — французским, немецким, английским и латынью. Он хорошо играл на фортепиано и прекрасно рисовал.  С 1860 года Черский продолжает образование в Правительственном (Шляхетском) институте в Вильно.

18-летним юношей Черский принял участие в польском восстании 1863 года. Есть данные, что он находился в партизанском отряде, возглавляемом непосредственно Кастусем Калиновским, предводителем восстания на территории Беларуси. В отряде он пробыл около четырёх недель, а затем был взят в плен. Витебским военно-полевым судом он был осуждён на бессрочную рекрутскую службу в Сибири, в Омске, с конфискацией имущества и лишением дворянского звания.


Иван Черский

По пути в Омск Черский знакомится с известным естествоиспытателем А.Л.Чекановским, кстати, тоже белорусом, который привил ему интерес к изучению природы.

Поскольку у Черского было прекрасное образование, ему удается перевестись в офицерское собрание на должность денщика. Теперь у него стало больше свободного времени, которое он неизменно проводит в библиотеке. Черский знакомится с известными географами Г.Н.Потаниным и А.Д.Миддендорфом.

Все это время Черский пытается получить разрешение вернуться на родину. Но в этом ему было отказано. Тогда он просит разрешения на поступление в Казанский университет, но также получает отказ. В связи с ухудшением состояния здоровья, Ян Черский в 1869 году  получает увольнение со службы. Ещё два года он живёт в Омске, зарабатывая на жизнь уроками.

Осенью 1871 года Чекановский дал Черскому рекомендацию к директору Сибирского отделения Географического общества подполковнику корпуса топографов Усольцеву, и вскоре молодой ссыльный получил должность консерватора и библиотекаря музея в Иркутске.

Черский постоянно занимается самообразованием, не пропускает ни одной лекции  Чекановского по геологии. От него же он получал сведения о найденных на Лене ископаемых и о научных открытиях в Сибири.

В 1873 году состоялась первая экспедиция Черского. По рекомендации Чекановского Географическое общество поручило  28-летнему ученому исследовать гористую часть  Иркутской губернии.

Экспедиция продлилась с июня до осени. Ученые исследовали Восточный Саян и кузнецкий Алатау. Кроме богатой коллекции, участники экспедиции собрали интересные сведения о племени сойотов.


АЛ.Чекановский

Зимой Черский готовит к печати отчет об экспедиции. Это была уже его третья работа, опубликованная в «Известиях Сибирского отделения Географического общества». Черский будет сотрудничать с этим изданием до конца жизни и опубликует на его страницах несколько десятков научных статей по геологии и палеонтологии, посвященных открытиям, сделанным на территории Восточной и Северной Сибири.

Летом 1874 года Черский исследует хребет Тункинские Гольцы, чтобы установить его связь с горной системой Саянов. Спустя год совершает экспедицию в окрестности  Бирюсы (Оны), где, по некоторым данным,  были обнаружены бивни мамонта. Поиски не дали ожидаемых результатов. Тогда Черский направился в сторону Нижнеудинска. Там на северном склоне в одной из пещер ему найти прекрасно сохранившиеся останки животных. Это были неизвестные науке виды медведя, оленя и пеструшки, относящиеся к четвертичному периоду.

Исследования пещеры длились два месяца. Потом Черский вернулся в Иркутск. С собой он привез столько ценных экспонатов,  что ими заинтересовалась Петербургская Академия наук. За эту коллекцию и проделанную научную работу по ее сбору и описанию Черский удостоился серебряной медали академии.

В мае 1877 года Черский отправился в очередную экспедицию. Он решил разгадать загадку происхождения озера Байкал. В то время в научных кругах была очень авторитетна гипотеза немецкого ученого и путешественника А.Гумбольта, согласно которой Байкал был когда-то заливом Ледовитого океана. Черский же не разделял этих взглядов. И искал аргументы, которые могли бы опровергнуть точку зрения Гумбольта.

В Култуке ученый нанял повозку для багажа и двинулся вдоль озера. Сначала у него был один спутник – бурят. Потом к ним присоединился сибирский бродяга, казак из-под Красноярска, который прекрасно знал тайгу и был хорошим охотником. Свои многомесячные странствия они завершили у устья Баргузина.

Осенью Черский возвратился на пароходе в Иркутск. Дома он с увлечением рассказывал о своей экспедиции. Его рассказами заинтересовалась Мавра, молодая дочка хозяйки, у которой уже длительное время проживал геолог. У них родилось взаимное чувство, и вскоре последовала свадьба.

Но Черский не мог долго оставаться дома – его звала дорога. И он решил продолжить исследовать Байкал – на этот раз по озеру. В эту экспедицию Черский взял свою молодую жену. Очень скоро она превратилась в настоящего научного работника, которая помогала мужу в его исследованиях.

Результаты экспедиций убедили Черского в том, что Байкал был когда-то проточным озером, а байкальская котловина является результатом процесса оседания породы, который продолжается по сей день.

Чтобы окончательно выяснить тайну Байкала, Черский решает следовало исследовать также западные берега озера. В этой экспедиции его жена не участвовала. Она ждала ребенка и обустраивала их иркутский дом. В конце июня в Иркутске случился страшный пожар - сгорело несколько десятков улиц. В огне погиб и дом Черских. Мавра с недавно родившимся сыном, названным в честь Чекановского Александром, переехала жить к своей младшей сестре.


Вид Иркутска. Фото 1865-66 гг.

Когда Черский вернулся в Иркутск, то вместо своего дома увидел пепелище. Записи и коллекции, привезенные из предыдущих экспедиций, сгорели. Надо было их восстанавливать и параллельно обрабатывать новые. Черский уволился из музея и приступил к обработке материалов последней экспедиции. Несмотря на плохое самочувствие – у Черского была болезнь сердца и ревматизм – он интенсивно работал и зимой 1880 года закончил свой труд о Байкале.

Этот научный труд с чертежами, геологической картой, а также коллекция минералов и ископаемых опрокидывал тезисы Гумбольдта и Миддендорфа и вызвал чрезвычайно большой интерес научного мира. Черский был награжден золотой медалью, а его карту послали на Международный геологический конгресс в Венеции.

В 1881 году исследователь снарядил экспедицию в долину реки Селенги до города Кяхта. Осенью Черский вернулся в Иркутск.

Между тем, нарастали материальные трудности. Нужно было кормить семью, и  знаменитый исследователь устроился приказчиком в бакалейной лавке у знакомого иркутского купца, политического ссыльного.

Летом 1885 года в семье Черских случилось радостное событие. После двадцати лет ссылки из Петербурга пришло помилование и вызов в столицу.

Пять лет, проведенных в Петербурге, это – несомненно, лучший период в жизни Черского. Исчезли материальные заботы, товарищи окружали его вниманием, а когда он возвращался с работы, его ожидали жена, сын и мать, которую он перевез к себе.

К петербургскому периоду относится и публикация наиболее важных трудов Черского. В 1886 году появился его «Отчет» о геологическом исследовании береговой полосы озера Байкал, с детальной геологической картой; в 1888 году — геологическое исследование Сибирского почтового тракта от озера Байкал до восточного склона Урала, а в 1891 году объемистое «Описание коллекций послетретичных млекопитающих, собранных Ново-Сибирской экспедицией».

Одновременно Черский начал писать работу, которая обобщала его двадцатилетние исследования в области палеонтологии. В это время Академия наук рассматривала проект экспедиции в бассейн Анабаpa и Хатанги, рассчитывая найти там останки мамонтов. Черский же считал, что наиболее вероятно обнаружить останки в бассейне Яны, Индигирки и Колымы. Академия наук согласилась с его проектом.

Летом 1891 года Черский вместе с женой и сыном на лошадях направился из Якутска в Верхнеколымск, к которому они вышли в сентябре. 

Экспедиция планировалась на три года и должна была охватить путешествие по Колыме до самого океана, исследование берегов Индигирки и западной части Верхоянских гор. Рано наступившая полярная зима задержала путешественников на длительное время в Верхнеколымске. Между тем, Черский все чаще болел.

В конце мая 1892 года на реке начал таять лед, и Черский распорядился выезжать в Колымск. Имущество погрузили на большие лодки, и экспедиция тронулась в путь. А состояние здоровья Черского непрерывно ухудшалось. 25 июня около устья реки Прорвы выдающийся ученый и путешественник умер. За месяц до смерти, чувствуя резкое ухудшение здоровья, Черский написал письмо в Академию наук и сообщил о своей тяжелой болезни. В этом письме, которое можно считать его завещанием, он выразил свою волю: в случае его смерти экспедиция под руководством его жены Мавры Павловны Черской должна, несмотря на это, доплыть этим летом до Нижнеколымска.


 Пик Черского

Выполняя волю умершего экспедиция поплыла дальше. Мавра Павловна продолжала вести дневник путешествия и заносить в него данные научных наблюдений. И только когда выпал первый снег, Черская повернула обратно. В Иркутске она передала все материалы экспедиции посланнику Петербургской Академии наук.

Потомки не забыли заслуг великого путешественника и ученого. В его честь большой горный массив, тянущийся восточнее цепи Верхоянских гор, был назван хребтом Черского. Есть пик, гора и камень носящие его имя. На Байкале в Баргузинском заповеднике есть берег Черского.


Памятная табличка

Помнят о своем великом соотечественнике и в Беларуси. В 1995 году там была выпущена почтовая марка, посвященная Черскому. В деревне Волынцы Верхнедвинского района, поблизости от места рождения учёного, существует краеведческий музей имени И.Д.Черского. На месте ныне разрушенного имения «Свольна» установлена памятная табличка, где Ян Черский назван «выдающимся сыном земли белорусской».

Виталий Лоськов
Фото с сайтов: wikipedia.org, wkimapia.org, vk.com