Наверх

11.05.2015

Сын Зины Туснолобовой: «Мама потеряла на войне руки и ноги, но не дух»

Своей судьбой знаменитая медсестра вдохновляла весь Cоветский Cоюз

Хрупкая 23-летняя девушка стала калекой в один миг. Она выносила с поля боя своего 129-го раненого. Но не успела и попала под немецкую контратаку. Она пыталась притвориться мертвой. Один из фашистских солдатов заметил, что она жива, и избил её. Раненная, Зина сутки пролежала среди трупов, обморозилась. И из-за этого ей ампутировали конечности. В госпитале Зина начала подбадривать раненых, рассказывать о себе, она писала обращения солдатам на фронт, бывала в цехах, где делали военную технику.

И везде просила отомстить за себя и за других девушек. После чего на танках, минометах и снарядах стали появляться лозунги «За Зину Туснолобову». Мужественная медсестра получила множество наград. В том числе медаль Флоренс Найтингейл от Международного Красного Креста и самую главную награду СССР – звезду Героя Советского Союза.

«Мама так любила папу, что отпустила его»

- Мои родители познакомились до войны в Ленинске-Кузнецком Кемеровской области России, - говорит сын известной медсестры Владимир Марченко. – Они переехали туда из Россонского района Витебской области Беларуси. Мама никогда не говорила о настоящей причине переезда в Сибирь. Это позже я узнал, что моего дедушку, ее отца, репрессировали в 1932-м году. Официальная причина – агитация против колхозов в Россонском районе, но это была неправда.

Владимир говорит, что его деда Михаила, почти полного кавалера Георгиевского креста, отправили на два года строить Беломоро-Балтийский канал. А семью – бабушку, Зину и ее брата Евгения – выслали в Сибирь. После возвращения отца Зины снова арестовали и расстреляли.

Родители Владимира собирались пожениться как раз в 1941-м перед войной. Но тут Иосифа Марченко забирают на фронт. Зина остается дома, но потом тоже идет на фронт медсестрой.

- После того, как ей ампутировали руки и ноги, она решила написать всю правду папе, - говорит Владимир Марченко и зачитывает письмо: “Будь свобоным, родной. Не могу, не имею права стоять преградой на твоем пути, Поступай, как знаешь. Устраивай свою жизнь”. Фактически так Зина попрощалась со своим любимым, а ей еще не было и 25.

- Папа был не из тех людей, кто отступает от своего слова, - говорит Владимир. – Он обещал на ней жениться. И женился.

Письмо, которое написал Иосиф в ответ, с замиранием сердца читали едва ли не всем госпиталем.

Милая моя малышка! Родная моя страдалица! Никакие несчастья и беды не смогут нас разлучить. Нет такого горя, нет таких мук, какие бы вынудили забыть тебя, моя любимая. И у радости, и у горя – мы всегда будем вместе”, - заключил парень.

Это уже после войны Иосифа отговаривали, мол, женщин много осталось, зачем, мол, калека. Да еще без рук и ног. Но он очень любил свою Зину и не бросил её.

Госпиталь.jpg

Зинаида Туснолюбова в госпитале



Зина никогда не сдавалась

Свадьбу они сыграли через год после Победы. Скромно, в Ленинск-Кузнецке. Зина стала Туснолобовой-Марченко, родила погодок, мальчиков. Но они умерли по неизвестным причинам. И тогда семья решила менять климат. Зина и Иосиф вернулись в Беларусь. Стали жить в Полоцке, в деревянном доме, который им выделил горисполком.

- Потом мама узнала, что наши братики умерли от туберкулёза, - говорит Владимир Марченко. – Оказалось, что соседка, которая помогала ухаживать за детьми, болела туберкулезом. 
- Мама никогда не жаловалась. Всю-всю работу по дому она делала сама, - добавляет Владимир Марченко. – Ей в Свердловске сделали операцию Крукенберга по разделению лучевых костей на левой кисти. Получилось два пальца, которыми можно было брать предметы. Она убирала в доме сама, сама мыла полы, стирала, убирала и готовила. У нас же и хозяйство было: куры, кролики, сад и огородик. А еще я да сестра.
Зинаида могла даже шить: нитку в иголку вдевала ртом, на лампочку натягивала носок и шила. Обожала ягоды и грибы. В общем, жила полной жизнью, всегда была подтянутой, чистенькой и аккуратной.

В Полоцк к Зине ехали со всего Союза

Послевоенная жизнь известной медсестры тоже сложилась: она была депутатом Полоцкого горсовета. Помогала всем: кому квартиру выбить, кому место в детсаду. Кроме того, раз в неделю она бывала в военных частях, выступала перед солдатами.
- Я ни разу не помню ее в депрессии или унынии, - говорит Владимир. – Всегда бодрая, всегда веселая и активная. Все приходили ей пожаловаться на жизнь, а она всегда говорила: «Девочки, а мне тогда что говорить?».

Танк11.jpg

Каждое лето в небольшой деревянный дом Туснолобовых-Марченко приезжали экскурсии со всего СССР.

- Мама их принимала, рассказывала про себя, - вспоминает Владимир Марченко. - Каждую иностранную делегацию тоже вели к ней на встречу. Приезжали люди, которых она спасла, их немного осталось…

- Она всегда старалась всех поддерживать. Верила в то, что мы построим коммунизм. Так их воспитывали, - говорит Владимир. – Они были очень честными людьми: всё для других. Папа работал в пищевой артели. Так ни разу домой и кулька конфет не принес. Я не кичился тем, что мама – Герой Советского Союза. У нас это не было принято.
Они ушли после того, как в семье появилась первая внучка. Сначала Зинаида. Она умерла в 59 лет от воспаления легких. Через семь лет ушел из жизни Иосиф. Сейчас в их полоцком доме находится музей, куда могут приехать все желающие.

- Моя мама для меня – это пример силы и духа, - считает Владимир Марченко. – Она потеряла столько всего, но не сдалась. Осталась без рук и ног, но не без духа.

Елена Тур, фото из личного архива Владимира Марченко