Наверх

28.09.2015

Крах дальневосточного агрессора

70 лет назад Советский Союз победоносно провел Маньчжурскую стратегическую наступательную операцию – ставшую последней операцией Второй мировой войны, поставившей в ней точку.

70 лет назад Советский Союз победоносно провел Маньчжурскую стратегическую наступательную операцию – ставшую последней операцией Второй мировой войны, поставившей в ней точку.
 
Появившаяся на свет в 1868 году в результате «консервативной» революции Мэйдзи, новая Японская Империя – империя самураев и банкиров, встала на путь колониальных и территориальных захватов на Азиатском материке и в бассейне Тихого океана. 18 сентября 1931 года Япония приступила к военному захвату Маньчжурии, запустив тем самым механизм сползания планеты в новую мировую войну. 7 июля 1937 года японские войска вторглись непосредственно в Китай. 7 декабря 1941 года японский Объединённый флот разгромил главные силы американского Тихоокеанского флота в военно-морской базе Пёрл-Харбор. Последующие месяцы 1942 года стали для японской армии и флота временем непрерывных оглушительных побед – в Индонезии, на Филиппинах, в Малайе, в Бирме.

Японские флотские бомбардировщики бомбили порты Коломбо (на Цейлоне) и Дарвин (в Австралии). К октябрю 1942 года японская армия намеревалась соединиться с войсками «великого западного союзника» (Германии) в Иране и вместе омыть сапоги в водах Персидского залива…

На протяжении 1941 – 1943 годов японское политическое и военное руководство разрабатывало планы наступательной войны против СССР с целью захвата Приморья, Приамурья, Забайкалья, Северного Сахалина, Камчатки и других территорий, вплоть до меридиана Омска. Сигналом к началу «похода на Север» должно было послужить падение Москвы, затем падение Сталинграда, затем вступление СССР в войну против Японии на стороне США… 1 мая 1942 года японский военный атташе в СССР полковник Ямаока Митио по приезде в Токио в своём докладе писал, что вопрос стоит так: либо заключить мир между Германией и Советским Союзом и привлечь СССР на сторону стран «Оси», либо полностью разгромить Советский Союз объединёнными усилиями Германии и Японии.

На Ялтинской конференции (4 – 12 февраля 1945 года) был оговорен срок вступления Советского союза в войну против Японии - спустя три месяца после окончания войны в Европе. 5 апреля 1945 года советское правительство довело до сведения японской стороны, что советско-японский договор 1941 года о нейтралитете, срок которого истекал, не будет возобновляться «как потерявший свой смысл в связи с тем, что Япония активно помогала фашистской Германии в её войне против СССР». В течение мая – начала августа 1945 года советское Верховное Главнокомандование перебросило на Дальний Восток часть высвободившихся на Западе войск и боевой техники. Соединения и части, имевшие опыт прорыва мощных укреплений, направлялись в состав 1-го Дальневосточного фронта, которому предстояло преодолевать сплошную полосу долговременных железобетонных укреплений, рассчитанных на длительное автономное выживание. А войска, имевшие опыт войны в горах и горно-степной местности, направлялись на Забайкальский фронт.

В результате успешно проведённой стратегической перегруппировки общее количество советских войск на Дальнем Востоке увеличилось в разы. Численность личного состава в стрелковых дивизиях была доведена до 7,5 – 8 тыс. солдат, сержантов и офицеров. Превосходство советских войск над противником в тяжёлых вооружениях, боевой технике, автоматическом стрелковом оружии было колоссальным.

В 17 часов по московскому времени 8 августа 1945 года СССР официально объявил Японии войну. Послу Японии в СССР Н.Сато было заявлено, что состояние войны между двумя государствами наступает «с завтрашнего дня», что он может отправить военную ноту советского правительства в Токио шифротелеграммой и что «это будет последняя телеграмма, которую японское посольство сможет послать». Этот  завтрашний день, 9 августа 1945 года, наступал на Дальнем Востоке спустя час – в 18 часов по московскому времени, так что времени ни у японского посла в Москве на посылку телеграммы начальству, ни у японского руководства в Токио на размышления и выработку ответных мер попросту не было.

В 0 часов 10 минут по дальневосточному времени 9 августа 1945 года (в 18 часов 10 минут по московскому времени) передовые и разведывательные отряды трёх советских фронтов перешли советско-китайскую и монгольско-китайскую границу. Внезапность была полнейшая – гарнизоны многих японских узлов сопротивления и застав были захвачены спящими в казармах и занять оборонительные сооружения не успели.

Одновременно бомбардировочная авиация нанесла массированные удары по военным объектам в Харбине, Чанчуне и Гирине, по районам сосредоточения войск, узлам связи и коммуникаций противника в пограничной зоне. Тихоокеанский флот перерезал коммуникации, связывавшие Корею и Маньчжурию с Японией, нанёс удары по японским военно-морским базам в Северной Корее – Унги, Наджину, Чхонджину. Советским войскам пришлось наступать в исключительно сложных условиях. С 8 августа в Маньчжурии шли ливневые дожди, небольшие горные ручьи превратились в бурные потоки. Уровень воды в реках поднялся на 2 – 4 метра, долины затопило водой. Грунтовые дороги размыло, движение автотранспорта по ним стало невозможным. Несмотря на это, наступление развивалось стремительно. 10 августа войну Японии объявила Монгольская Народная Республика. 11 августа в решительное наступление  против японских оккупантов перешли войска Коммунистической партии Китая.

Японские войска оказывали ожесточённое сопротивление. Там, где их оборона была глубокоэшелонированной, бои приняли крайне тяжёлый характер. В ряде мест в тылу советских войск действовали группы японских спецназовцев-смертников. Но в целом японские дивизии, потеряв управление свыше и не отдавая себе отчёта в том, что всё-таки надо делать в чрезвычайных обстоятельствах, сумбурно отходили вглубь страны. В итоге, уже 12 августа, на четвёртые сутки советского наступления, фронт японских войск в Маньчжурии был прорван на всех направлениях. К исходу 14 августа  советские войска продвинулись на 450 – 500 км и вышли на оперативный простор. Хотя Мукден, Гирин, Чанчунь, Харбин, Люйшунь, Далянь и другие важные города продолжали ещё оставаться в руках японцев, за первые шесть суток боевых действий советские войска сломили организованное сопротивление Квантунской армии на всех направлениях и раздробили её группировку на изолированные одна от другой части. 16 из 17 японских укрепрайонов были разгромлены.

Но лишь 14 августа, убедившись в бессмысленности дальнейшего сопротивления и тактики проволочек, японское правительство официально приняло условия Потсдамской декларации без всяких оговорок и предварительных условий. На следующий день рескрипт императора Хирохито о принятии безоговорочной капитуляции был передан по Токийскому радио. Однако, вечером 14 августа командующий Квантунской армии генерал О.Ямада получил телеграфный приказ Генерального штаба: уничтожить знамёна, портреты императора, императорские указы и рескрипты, важные секретные документы, «до получения специального приказа» усилить сопротивление Красной Армии, в случае высадки англо-американцев сопротивления им не оказывать. В ответ на японское предложение о «частичном перемирии» 16 августа 1945 года советский Генштаб издал специальное разъяснение, в соответствии с которым «капитуляцию вооружённых сил Японии можно считать только с того момента, когда японским императором будет дан приказ своим вооружённым силам прекратить боевые действия и сложить оружие и когда этот приказ будет практически выполняться».

19 августа в 9 часов 30 минут по хабаровскому времени из Харбина в штаб 1-го Дальневосточного фронта были доставлены специальными самолётами японские генералы во главе с начальником штаба Квантунской армии Хата. Маршалы Василевский и Мерецков дали генералу Хата указания о порядке сдачи в плен японских войск и вручили ультиматум главкому Квантунской армии о немедленном прекращении военных действий. Начиная с 19 августа японские войска стали массово сдаваться в плен. К утру 21 августа в руках Забайкальского, 1-го и 2-го Дальневосточных фронтов было уже более 200 тыс. японских военнопленных, причём только 1-й Дальневосточный фронт за 2 дня пленил более 68 тыс. солдат и офицеров и 8  генералов противника. Чтобы ускорить этот процесс и не дать японцам вывезти или уничтожить материальные ценности и секретные архивы, с 18 по 27 августа были высажены воздушные десанты в Тунляо, Харбине, Шэньяне, Чанчуне, Гирине, Люйшуне, Даляне, Янцзи и Пхеньяне, а также использованы подвижные передовые отряды.

Бои с остаточными группами японских войск, отказавшимися капитулировать, вспыхивали в самых различных районах Маньчжурии, главным образом в сопках китайско-советского пограничья. Отбившиеся от японских частей голодные одиночки также представляли серьёзную опасность. Нередко японские «окруженцы» объединялись для нападений на советские войска и военные объекты, на населённые пункты и промышленные объекты с бандами хунхузов. Ликвидация групп  «непримиримых» затянулась до 20 октября 1945 года, а зачистка Маньчжурии и Северной Кореи от блуждающих одиночек – до конца ноября  1945 года. В обнаружении, уничтожении и пленении «непримиримых» японцев советским войскам активно помогало местное население, люто ненавидевшее своих поработителей.

Продолжительность Маньчжурской стратегической наступательной операции составила 25 суток. В рамках этой операции советские и монгольские войска провели Хингано-Мукденскую, Харбино-Гиринскую, Сунгарийскую и Южно-Сахалинскую фронтовые наступательные и Курильскую десантную операции.

Японские вооружённые силы в войне против Советского Союза потеряли 20 генералов и 83717 солдат и офицеров убитыми, в т.ч. 80 тыс. японцев, ещё 145548 японских военнослужащих пропали без вести. Трофеи, взятые в Маньчжурии, были значительны – только исправных 284,5 тыс. винтовок и карабинов, 8989 пулемётов, 4310 артиллерийских орудий, миномётов и гранатомётов, 20 бронепоездов и бронелетучек, 686 танков, 15 САУ, 861 самолёт, 24 речных боевых корабля, 2321 автомашина, 2300  мотоциклов. Кроме того, в собственность СССР на правах военной добычи перешло более 2 тыс. заводов, шахт, электростанций, складов готовой продукции, принадлежавших японским монополиям и Квантунской армии.

Немалое количество трофейного японского оружия и боеприпасов, собранное на поле боя, соответствующими органами фронтов учтено не было и в этот перечень не вошло, поскольку сразу же было передано отрядам коммунистических партизан и местным органам народной власти в Маньчжурии и Северной Корее для вооружения сил самообороны и народной полиции.

Потери Советского Союза составили погибшими 12 031 человек, ранеными 24 425 человек. 15 августа 1945 года командующий американской 14-й воздушной армией, действовавшей в Китае, генерал К.Ченнолт в интервью корреспонденту газеты «Нью-Йорк Таймс» заявил: «Вступление Советского Союза в войну против Японии явилось решающим фактором, ускорившим окончание войны на Тихом океане, что произошло бы даже в том случае, если бы не были применены атомные бомбы». Будучи более неспособным продолжать войну, японское правительство 2 сентября 1945 года подписало в Токийском заливе на борту линкора «Миссури» акт о безоговорочной капитуляции. Вторая мировая война завершилась, продлившись ровно шесть лет и один день.



В Советском Союзе 3 сентября было объявлено государственным праздником – Днём Победы над Японией. По традиции, победа над Японией была отмечена артиллерийским салютом, но, по свидетельству А.Верта, «на Красной площади была едва ли десятая часть той толпы, какая собралась там 9 мая, чтобы отпраздновать разгром Германии». 30 сентября 1945 года Указом Президиума Верховного Совета СССР была учреждена медаль «За победу над Японией». Этой медалью были награждены 1,8 млн. советских граждан – военнослужащие и лица вольнонаёмного штатного состава частей и соединений Красной Армии, Военно-Морского Флота и войск НКВД, принимавшие участие в боевых действиях против Японии.



Накануне вступления СССР в войну против Японии многие военные и политики – не только в Японии, но и на Западе, недооценивали силу и мощь Советских Вооружённых Сил и творческие способности советских полководцев. Американский военный писатель Хэнсон Болдуин предсказывал затяжной характер советской кампании на Дальнем Востоке, поскольку «такие трудности и расстояния быстро преодолеть невозможно». Ему вторил английский генерал-лейтенант Мартин: «Менее чем за шесть  месяцев на серьёзный успех Советской Армии рассчитывать не приходится». Уинстон Черчилль вообще полагал, что для разгрома Квантунской армии советским войскам потребуется не менее года. Все они ошиблись. С Квантунской армией было покончено за две недели. Неудивительно поэтому, что советскую Кампанию на Дальнем Востоке  по сей день изучают военные историки и военные мыслители за рубежом. Изучают в Китае, изучают в Японии. Изучают в Великобритании и в США. В мае 1976 года американский военный историк Н.Бетит назвал Маньчжурскую операцию советских войск в августе 1945 года «образцом современных наступательных операций».

Сергей Третьяк, кандидат исторических наук, заведующий отделом Новейшей истории Беларуси Института истории НАН Беларуси.